English version
Александр Бахчиев и Елена Сорокина

Возрождение жанра — Людмила Осипова

Впервые я увидела Елену Сорокину и Александра Бахчиева и услышала их игру в одной из телевизионных программ. Они вели и одновременно «иллюстрировали» циклы передач «Камерные вечера» и «Оригинальные произведения для фортепиано в четыре руки». Сколько удивительных встреч-знакомств с фортепианной ансамблевой музыкой подарили они телезрителям!.. Вальсы Шуберта и Брамса, пьесы Вебера, Мендельсона, Рахманинова, Стра­винского… В то время фортепианная дуэтная музыка в нашей стране считалась «забытым жанром», и Елена Сорокина с Александром Бахчиевым взяли на себя миссию поднять этот пласт, возродить форму четырёхручного музицирования. Им до сих пор памятны курьезные случаи той поры. Например, после прослушивания их программ один из ведущих советских историков музыки спросил пианистов: «А чьи это переложения?» Он и не предполагал, что для фортепиано в четыре руки в таком количестве могут существовать оригинальные сочинения!.. А когда Елена Геннадьевна и Александр Георгиевич пришли на свой первый сеанс грамзаписи, они увидели, что мастер настраивает два рояля. «Нам нужен один!» — говорят они, тот крайне удивлен: «А разве у вас не дуэт?»…

Дуэт Сорокиной и Бахчиева давно стал «живой хрестоматией» жанра. Право, трудно судить, какая музыка им ближе. Но не ошибусь, если скажу, что Моцарт занимает в их репертуаре одно из первых мест. Интерпретация его произведений — замечательная страница их исполнительского искусства, истинное воплощение моцартовского изящества, лёгкости, наряду с глубочайшим драматизмом. Многочисленные в жанре фортепианного дуэта сочине­ния романтиков — Ф. Шуберта, К. М. Вебера, Ф. Мендельсона, Р. Шумана, И. Брамса — привлекают артистов свободой выражения богатейшей гаммы душевных состояний. А недавняя их работа — большая программа и двойной альбом пластинок «Музыка старой Вены».

Исполнительский стиль музыкантов характеризует своеобразная «повествовательность», поэтически возвышенный «слог», одухотворённость высказывания… Пианисты прекрасно чувствуют форму произведения, её «направленность». Свободное прочтение музыкального текста отнюдь не означает для них неограниченную свободу в его трактовке. Им чужда напористость, «ударность» исполнительской манеры, «размашистость» артистического почерка, напротив, неотъемлемые черты их искусства — эмоциональная уравновешенность, внутреннее благородство, корректная, интеллигентная игра.

…С самого начала деятельности дуэта концерты с его участием — в залах консерватории, ЦДРИ, в Московском Доме ученых, в музеях, картинных галереях, на различных музыкальных фестивалях — привлекли внимание музыкантов. По примеру Сорокиной и Бахчиева в дуэты стали объединяться многие исполнители, тем не менее игра на одном рояле в четыре руки до сих пор остается уделом очень малого количества наших пианистов. «В чём же причина «непопулярности» столь популярного во всех странах вида музицирования?» — спросила я Е. Г. Сорокину. «Одна из грустных и абсурдных причин — отсутствие нот в библиотеках и музыкальных магазинах страны. Но главное, всё же, заключается в том, что уровень любительского музицирования у нас, к сожалению, несравненно ниже, чем во многих других странах…» и Елена Геннадьевна рассказала о привратнице одной английской гостиницы, где они с Бахчиевым жили во время гастролей. Вечером Пэгги (так звали привратницу) беспокойно поглядывает на часы: уже семь, а в половине восьмого она… играет у своих друзей партию фортепиано в Квинтете Д. Шостаковича. «Я, совершенно изумленная, говорю ей: «Ведь это так трудно», — на что та отвечает: «Но ведь это так прекрасно!..»

…А казалось бы, не столь давно в России традиция такого домашнего, семейного музицирования была развита ничуть не меньше. Как же прочно сейчас она забыта! Когда думаешь об этом, обнаруживаешь в искусстве Соркиной и Бахчиева ещё одну чрезвычайно важную грань: попытку возрождения гармоничного духовного мира человека, той ситуации, когда непосредственное общение в совместном творчестве — естественный и необходимый элемент жизни…

Тяготение дуэта к камерности не исключает обращения и к двухрояльной литературе. На гастролях в Великобритании, например, музыканты выступали в зале Вестминстерского аббатства и Кембриджском университете с Сонатой для двух фортепиано Г. Фрида, а также двухрояльной Партитой Т. Мура (оба сочинения написаны специально для этих исполнителей и посвящены им). Ими сделана запись Сонаты для двух фортепиано американского композитора В. Персикетти. И почти всегда они выступают в роли «первооткрывателей». Это касается и первого исполнения музыки соременных композиторов (Ан. Боярского, Л. Любовского, М. Мееровича, И. Манукян), и «второго рождения» многих забытых сочинений. Так, на прошедшем в Свердловске Первом Фестивале фортепианных дуэтов Сорокина и Бахчиев подарили любителям музыки ещё одно «открытие»: Концерт для фортепиано в четыре руки Л. Кожелуха, современника В. А. Моцарта. «Когда мы разучивали вместе с оркестром это сочинение, нам самим было крайне интересно», — рассказывает А. Бахчиев. — в дан­ном случае ведь ты имеешь контакт не только с рядом сидящим пианистом, но и с оркестром. Согласитесь, что это весьма необычный альянс исполнителей, более того — необычно и зрелищно, вероятно, со стороны…»

Фортепианный дуэт Елены Сорокиной и Александра Бахчиева — действительно феномен в современном исполнительском искусстве. Книга о них ещё не написана, нет и серьёзного музыковедческого очерка в печати… Но хочется верить, что в недалеком будущем мы увидим их имена на страницах посвящённой им монографии. Ведь история их музыкально-просветительской деятельности — есть история подлинного ренессанса жанра фортепианного дуэта в нашей стране.

Музыкальная жизнь №5 (775), 1990 г.

© Е. Г. Сорокина, 2011 – 2017
mail@bakhchiev-sorokina.ru